Свободное слово. Дневник Союза негосударственных СМИ ПМР

ОТВЕЧАТЬ НАДО, ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ!
 

Пару лет назад, под очередной День Конституции ПМР Виктор Балала в интервью агентству «Ольвия-пресс» обратился к гражданам республики и призвал: «Чаще судитесь с государством!». У нас, мол, такая замечательная конституция, не хуже американской, но народ приднестровский просто в силу своей упертости ну никак не желает воспользоваться ее замечательностями.

Кокетничал, право, министр юстиции! Ведь если бы мои дорогие приднестровцы последовали его призыву, лично Балала должен был бы слететь со своей должности еще пару лет назад, а не отделаться легким испугом в жуткий для него день 22 июня 2005 года, когда Верховный Совет ПМР рекомендовал сказать министру Балале «до свидания». А вслед за ним должна была потянуться за упущения по службе вереница других высокопоставленных бонз. И только полная бесперспективность в ПМР «судиться с государством» позволяет им беззаботно паразитировать и дальше.

В своем интервью Балала рассматривал самый простой вариант, он не ставил под сомнение безупречность собственно тех, кто обязан рассматривать споры граждан с государством, то есть безупречность самого приднестровского суда. Как бы выводил суд из понятия «государства», хотя на самом деле суд – один из атрибутов государства, одна из ветвей государственной власти. И в гнилом государстве вряд ли может существовать не прогнивший суд. «Судиться с государством» иногда означает судиться с самими судом. Однако для Балалы считалось само собой разумеющимся, что суд ПМР вне нареканий - законный, справедливый, честный и нравственный. Себя министр юстиции также оставлял вне подозрений, как жену Цезаря. Вот другие, чиновники там разные, - да, нарушают закон, но суд и его пастырь стоят, как скала, на тверди закона. Это очень важное обстоятельство. Ибо только при таком условии можно вообще-то ставить вопрос о целесообразности тяжб с государством.

Однако, как показали слушания в Верховном Совете 22 июня 2005 г., Балале далеко до незапятнанной жены Цезаря. К сожалению, и суды ПМР, отчасти благодаря «деятельности» министра юстиции, не выдерживают марки, захлебываются в текучке дел, стали неповоротливо-волокитными. Они фактически не контролируются обществом, царство корпоративной касты узкоспециализированных судейских чиновников - "своих" друг другу людей. В их руки попало управление колоссальными финансовыми потоками и нашими судьбами. При скудной зарплате. А сладко пожить хочется.

Все это чрезвычайно усложняет ситуацию «судиться с государством». Действительно, суд нарушает закон, а потом тот же суд должен рассматривать иск гражданина по поводу причинения вреда в связи с нарушением закона этим же судом. И как Мюнхгаузен сам себя из болота за волосы вытащить. Возможно ли такое? С подобной ситуацией пришлось столкнуться мне в одном судебном деле.

В сентябре 2002 г. тогда еще 83-летния К., инвалид первой группы, неходячая, с ампутированными гноящимися ногами, обратилась в суд с иском о компенсации материального ущерба в связи с потерей кормильца. Преступник раздавил на дороге ее зятя, кормильца, и она осталась одна. Инвалид первой группы, по определению, не может существовать один без постоянной посторонней помощи. К. же осталась не только одна, но и без средств к существованию, впроголодь, без возможности купить обезболивающие средства, необходимые ей постоянно.

По закону иски по потере кормильца должны быть рассмотрены в 10-дневный срок. Судья Тираспольского суда Л. Григорьева рассматривала иск 10… месяцев! Ее решение было отменено Верховным судом и дело направлено на новое слушание в тот же суд. Судья С. Чувакина рассмотрела иск в рекордный срокза два месяца. Ее решение также было отменено Верховным судом. Казалось, если на местах такие слабые судьи, а вы, господа из Верховного суда, такие умные, что раз за разом отменяете незаконные решения, ну и примите сами правильное решение. Тем более, что фактура дела двумя судами исследована вдоль и поперек, а Кассационная коллегия Верховного суда имеет право не только отменять незаконное решение, но и тут же принять законное, не направляя дело на новый круг рассмотрения. С учетом особенностей истца и дела. Истец-то ведь – умирающий инвалид, на решение-то законом отведено десять дней, а прошло более года. Тем не менее, Верховный суд вновь направляет дело на рассмотрение в Тираспольский суд. Более того, в самом Верховном суде дело провалялось два месяца, потом его рассмотрение перенесли на полмесяца от назначенного срока, хотя закон допускает такой перенос на срок не более чем 10 дней.

По третьему кругу дело попало к судье А. Савицкой. Пять месяцев оно вообще по существу не рассматривалось, потом было судьей направлено на экспертизу в Тираспольское бюро судебных экспертиз, где провалялось еще полгода…

Это чудо, что голодающая, испытывающая тяжелые физические страдания от отсутствия лекарств инвалид К. не умерла и через два с половиной года, вместо 10 дней по закону, в возрасте уже 85 лет, практически прикованная к постели надвинувшейся смертью, дождалась-таки окончательного решения в свою пользу.

Это чудо и для государственных органов и должностных лиц, которые, умри истец, не дождавшись вступления в силу решения суда, вполне могли быть подвергнуты уголовному преследованию по статье Уголовного кодекса ПМР, карающей за неумышленное доведение до смерти вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей. Хотя в данном случае присутствовали и признаки умышленного доведения до смерти: тянули время, ожидая, что бабушка вот-вот умрет – и нет проблемы, допущенные судебные ошибки, амбиции малограмотных судей покроет смерть истца. Однако это отдельная тема, кому положено знают о признаках умышленного доведения до смерти, поэтому криминальную часть я затрагивать сегодня не буду.

Имела ли К. право «судиться с государством», которое провозгласило американские нормы в своем законодательстве, но фактически ведет судебные дела, как среди папуасов (да простят они мне такое сравнение, может, у них подобные ужасы давно преодолены, а я со сведениями от Миклухо-Маклая несколько устарел)?

Конечно, имела право. И до вынесения решения, и после. Ибо закон в части соблюдения процессуальных сроков однозначно, бесспорно нарушен, чем умирающему инвалиду причинен не только материальный ущерб, но и большой моральный вред – физические и нравственные страдания. Положение усугубляется еще и тем, что не только автоматически не сработала предусмотренная схема корректировки со стороны государственных органов и должностных лиц подобных нарушений закона, но напротив, уполномоченные государственные органы и должностные лица абсолютно никак не прореагировали на жалобы представителей истца и требования пресечь нарушение закона в части соблюдения срока рассмотрения дела. То есть эти органы и лица не только не исполняли своих обязанностей превентивно, но абсолютно бездействовали, даже побуждаемые к действию чуть ли не пинками.

Сначала, естественно, представители истца обращались к судьям, просили не нарушать закон, рассмотреть дело в положенный срок. Ответ один – у меня девяносто дел на руках, я не могу заниматься одним Вашим.

Затем обращались к председателю Тираспольского суда. От него тоже многое зависит. Почему, например, судья отменяет назначенное заседание суда по иску К. на том основании, что в этот же день ему поручают в составе судебной коллегии рассматривать другое дело, у которого, кстати, нет ограничения по сроку рассмотрения (дело шумной религиозной общины)?

Затем просили Верховный суд ускорить рассмотрение хотя бы кассационной жалобы. Ну не два же месяца! Вместо этого рассмотрение жалобы с нарушением закона перенесли на более поздний срок.

Конечно, неоднократно обращали внимание министра юстиции В. Балалы на нетерпимое нарушение закона, с учетом особенностей истца – умирающего инвалида, и дела – по потере кормильца. Реакция одна – министерство юстиции, мол, не вправе вмешиваться в деятельность суда по отправлению правосудия, давать указания, а также каким-либо образом влиять на позицию, занимаемую судом при рассмотрении дела.

И ведь это отвечает не ребенок! Причем здесь влияние на позицию суда? Да нехай судья принимает какое угодно решение, да вот хоть на кол посадить ответчика. Но он должен, обязан принять это решение в течение 10 дней – и не днем позже. Так требует закон. Вот это с судьи можно и нужно потребовать. В том числе, и наказав его. Еще задача министра юстиции обеспечить этому судье условия, чтобы он был в состоянии уложиться в 10 дней. В судах ПМР судьи ведут одновременно десятки дел – увеличивайте число судей. Поставьте судьям компьютеры, обеспечьте компьютерной нормативной базой, но ведь Минюст торгует ею как редиской на базаре. Да что компьютеры – телефонов у судей нет. Ладно – финансов не хватает. Но почему процессуальные действия тормозятся отсутствием в судах конвертов и бумаги (!), и судьи обязаны вступать в странные взаимоотношения с участниками процесса, требуя предоставления конвертов и бумаги «для ускорения дела». Может, в эти конверты еще что-нибудь и вкладывать «для ускорения дела»? Вы, как министр юстиции, возьмите и накупите на свою зарплату конвертов и бумаги для судов. Никого не интересует, каким образом вы снимете эту проблему. Да и другие – тоже. Работайте, сударь!

Естественно, неоднократно обращались к прокурору ПМР В. Захарову, поскольку по закону прокурор обязан во всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения не исходили. Прокурор ПМР, возможно, посчитал эту историю недостойной своего высокого внимания, за него отвечали все время другие люди, в том числе и лица, которых вообще нельзя привлечь к ответственности за бездеятельность прокуратуры. Никаких мер по устранению нарушений закона не предпринималось. Истцу в лучшем случае советовали обратиться к… министру Балале, который (а мы и не сомневались) оказывается, вправе налагать дисциплинарные взыскания на судей за упущения в работе вследствие небрежности или недисциплинированности.

И, наконец, обращались неоднократно к Президенту И. Смирнову. Посылали копии документов, просили о личной встрече для объяснения вовсе даже не пустячной ситуации с нарушением прав человека в судах ПМР. Президент по Конституции ПМР стоит на верху исполнительной власти. Он назначает и освобождает от должности министра юстиции, судей, перед ним ответственен прокурор республики. Его право и обязанность заставить этих чиновников работать как надо. Более того, согласно ст. 70 Конституции ПМР, «Президент Приднестровской Молдавской Республики является гарантом Конституции и законов Приднестровской Молдавской Республики, прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает точное исполнение Конституции и законов».

Гарантирует и обеспечивает – как это понимать? Разговаривал я однажды с настоящим пограничником, начальником погранзаставы. Мне поручен такой-то участок границы, и я обязан обеспечить, чтобы на моих пяти, там, километрах мышь не проскочила, объяснял он. При этом никого не волнует, на заставе я нахожусь, в отпуске ли, здоровы ли мои солдаты или у них дизентерия повальная, завезли нам хлеб и патроны или нет, зимняя стужа на дворе или летняя жара. Мышь не должна проскочить. Вот что такое ответственность. И для того, чтобы мышь не проскочила, этот пограничник должен предусмотреть, предвидеть и обеспечить все, что надо. За это ему государство платит деньги и награждает. Или наказывает, если не обеспечил.

Что же мы наблюдаем в ПМР?

Гарант Конституции и точного соблюдения законов не ответил на обращения к нему ни разу. И никаких действий по обеспечению точного соблюдения закона в части соблюдения процессуального срока по иску К. с его стороны не последовало.

В таких условиях истица К. вынуждена была в октябре прошлого года обратиться с иском к Приднестровской Молдавской Республике в лице президента И. Смирнова о компенсации материального ущерба и морального вреда, возникших в результате бездействия государственных органов и должностных лиц.

Сегодня на дворе июль, прошло 9 месяцев, ребенка можно было родить, а еще ни одного заседания по существу иска не состоялось!

В своем упоминавшемся уже интервью В. Балала изрекал: «Судья должен уметь грамотно и, причем, чтобы это было эффективно реализовано, наказать нарушившую права человека власть». О чем это вы, господин хороший?

Сначала в Слободзейском суде (по месту жительства истицы – 85-летнего инвалида) вообще отказались принять иск к производству. Затем, в нарушение закона, проигнорировав обязательное для исполнения указание Верховного суда, перекинули дело в Тираспольский суд (по месту жительства ответчика). Верховный суд ПМР никак не прореагировал (будто и не подавалось) на ходатайство рассмотреть иск в качестве суда первой инстанции, поскольку трудно рассчитывать на беспристрастность судьи низшего звена, когда в ответчиках – президент республики.

На два, уже состоявшихся судебных заседания (одно в Слободзее, одно в Тирасполе) ответчик (Президент И. Смирнов) не явился, чем сорвал заседания. Он не прислал своего представителя и вообще никак не объяснил, почему он так своеобразно относится к требованию явиться в суд. Требованию, обязательному для исполнения всеми гражданами республики.

А ведь отвечать надо, Игорь Николаевич! Отвечать рано или поздно придется. Ведь это же безобразие – такое отношение к закону и к правам человека в ПМР и к такому их гарантированию и обеспечению.

В свое время Президент И. Смирнов выступал с законодательной инициативой, по которой требования к соблюдению процессуальных сроков судами и правоохранительными органами должны были быть ужесточены. Несоблюдение сроков считалось настолько серьезным нарушением, что предполагалось даже, в случае нарушения сроков, прекращать уголовные дела, признавать преступников не подлежащих наказанию. Инициатива тогда не прошла, прокурор ПМР В. Захаров, помнится, заявил, что правоохранительная система не готова к такому радикализму, и преступники будут уходить от наказания. Сейчас у Президента И. Смирнова – хороший повод доказать, что он, как высшее должностное лицо, как гарант Конституции действительно озабочен нарушением прав человека в судах ПМР. И что же мы видим?

Возможно, наш Президент вообще-то и не знает, что он вызван ответчиком в суд. Ему не доложили, постеснялись, а он, возможно, не контролирует уже ситуацию. Так вот, пользуясь случаем, я (в качестве представителя истца) приглашаю Президента ПМР на следующее судебное заседание, которое состоится 15 июля в Тираспольском суде в 14 часов. Судебное заседание проводится в открытом режиме, поэтому приглашаю и всех желающих граждан ПМР. Которых призывали «чаще судиться с государством»…

Лев Леонов.
"Человек и его права"(Тирасполь), № 24, 2005 г.

 

Вернуться в Линдекс